Отзыв Kolombinka о фильме «Яма»

Яма

Яма

Драма (Швеция, СССР, 1990)

Рейтинг IMDB: 6.0 (35 голосов)

Не знаю, насколько хороша экранизация, ибо книгу читала в школе и помню в общих чертах. Но как самостоятельное произведение, кино произвело прекрасное впечатление.

Догилева - замечательная характерная актриса, роль Тамары ей удалась. Что особенно заметно на фоне Меньшикова, сыгравшего обморочного юного адвоката Лихонина. 7 лет прошло с момента, когда эти актёры играли Светлану и Костика в "Покровских воротах" - и Лихонин практически ничем не отличался от Костика. А ведь роли диаметрально противоположные. Может быть, Догилевой подфартило, что Светлана и Тамара - птички одного полёта, "мастера спорта по плаванию на спине". Тогда претензии к кастингу - Лихонин явно не роль Меньшикова, с первой же сцены в публичном доме "ах, пустите меня отсюда, атмосферу мне, атмосферу", было видно, что Меньшиков в ноты не попадает. И вплоть до побега от Любочки это был чистый фарс и гротеск.

Но тема книги и фильма гротеска не предполагает. Рассказ о буднях борделя, итогом которых стало самоубийство одной из девиц. Грусть, боль, тоска, свинство, пьянство, беспросветность, безвыходность и сифилис. Негде фарсу притулиться. Кроме Лихонина и нескольких фоновых посетителей, никто не играет водевиль. Сдержанно мерзок судья Евстигнеев со своими разговорчиками по душам. Воровато ублюдочны революционеры-бомбисты. Девочки-проститутки вызывают гнев и жалость, сочувствие и боль. Руднева с её глазищами-дурищами трогает и бесит. Даже мадам Талызину хочется обнять (быстро и незаметно).

Оператор пытался как-то разнообразить кадры интересными ракурсами из окна. Сыровато немного смотрелось, но мне даже понравилось. Драка в борделе напомнила драки в салуне из "Человека в бульваре Капуцинов". Что и понятно! Суриковой, кажется, дали приз за лучшие боевые сцены в фильме)) Драки сопровождаются весёленькой музыкой, что только усугубляет унылую действительность. Работа девочек сменяется утренним затишьем с мытьём полов и мечтами о будущем, которого нет у тех, кто попал в яму. Никто не выберется.